на главную карта сайта написать письмо
Главная arrow История Завьялово arrow Легенда о Завьяле
Легенда о Завьяле Версия для печати Отправить на e-mail
Под редакцией ученых Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения Российской академии наук в 1996 году был издан второй том Собрания сочинений первого удмуртского ученого и писателя Григория Верещагина под названием «Вотяки Сарапульского уезда Вятской губернии». Эта монография впервые вышла в свет в Санкт-Петербурге в 1889 году в «Записках Императорского Русского географического общества» (ИРГО).
В основу книги легли, по собственному признанию автора, материалы, собранные им в 1887 году в Завьяловской волости Сарапульского уезда. Эта монография получилавысокую оценку в ученых кругах и была удостоена серебряной медали ИРГО.
Второй том Собрания сочинений подготовлен ученым-этнографом, нашей землячкой Л. С. Христолюбовой. Вот некоторые выдержки из этой книги, непосредственно относящиеся к нашему селу.
«Село Завьялово, принятое за центр волости [...] отстоит от уездного города Сарапула в 55 верстах, от губернского города Вятки в 658; от столиц: С.-Петербурга в 1987 верстах и Москвы в 1314 верстах - от реки Камы в 25 верстах. Население волости состоит из двух племен: вотского и русского, но преобладающее по численности составляют вотяки; они же и коренные жители, прежде бывшие в ведомстве Ижевского оружейного завода, который основан гораздо позже Завьялова, а русские - выходцы из Сарапульского края, переселившиеся к вотякам по недостатку леса в своей стороне и по другим причинам. В числе русских есть выходцы и из Вятского края. Русские сюда переселились большею частью самовольно, как и сами вотяки. [...]
Вотяки Завьяловской волости причисляют себя к племенам Чудзи, Бодьи, Имъес, Чабьи и прочие, но о происхождении этих племен никаких сведений от них мы не получили. [...]
Завьяловцы ведут начало заселения своей местности от времени прибытия трех беглых выходцев, скрывавшихся, вероятно, от преследования начальства. Вот как об этом говорит предание, записанное нами со слов Андрея Козьмина и других.
Давным-давно, говорит оно, когда еще не было и мысли об основании Ижевского оружейного завода, когда завьяловскую местность покрывали непроходимые леса, около реки Позими скрывались вотяки-язычники Кайван и Ондра-батыр. [...] Вот этих двух вотяков и привела судьба в Завьяловскую сторону, и они начали, между прочим, заниматься рыболовством в реке Позими, протекающей по Завьяловской волости.
В одно время Кайван с Ондрой-батыром рыбачили на реке Позими, и вдруг в это время, видя их, подходит к ним мужик, по одежде русский, и просит их принять в свою среду, чтобы жить вместе. [...]
- Я - русский; убежал от разбойников и заблудился в лесу. Зовут меня Завьялом, - отвечал русак. [...]
- Ведь русак с вотяками не будет жить дружно, - предупреждают Кайван и Ондра-батыр.
- Зачем не дружно?! Все мы произошли от одного человека и должны быть братьями друг другу.
Посоветовались Кайван с Ондрой-батыром и сказали:
-Ну, ладно! Только дай нам клятву, что ты не будешь нас обманывать, а мы дадим свою клятву, что тебя не будем обижать. [...]
И стали они жить да поживать около реки Позими. Начали расчищать покосные места и устраивать жилье. Где ныне стоит Завьялово, там во время Завьяла было жилье первых основателей поселения. [...] Таким образом и получило село Завьялово свое название от первого жителя на этом месте - Завьяла». (С. 22 - 30.)
«Вотяки Завьяловской волости не имеют фамилий, но прозвищами окрещивают друг друга нередко, и таковые остаются за ними навсегда, то есть переходят от потомства к потомству. Мы говорим «не имеют фамилий» потому, что в посемейных списках таковых, как, например, у глазовских вотяков, нет. Прозвища или, вернее, имена, даются еще бабушками, исполняющими должность повитухи при родах, которым обычай велит до совершения над младенцем обряда святого крещения давать так называемые банные имена (мунчо ним). Имена младенцам родные дают по событиям, при которых рождаются дети, и по временам года. Так, если ребенок родился весной во время появления скворцов, он получает имя юбер (скворец), если во время сенокоса — кусо (коса). Во время уборки хлебов с полей дают имена: кабан (скирда), ючис (кол, на который вешают снопы). Но такой обычай ныне стал предаваться забвению; чаше дают уже христианские имена, легкие для произношения, и такие имена за иными остаются до смерти, несмотря на то, что они при крещении наречены другими именами. [...]
Дают имена еще при каких-нибудь событиях, например, при появлении разбойников или каких-нибудь особенных личностей, если таковые обращают на себя всеобщее внимание.
В селе Завьялове, в день нашествия на это село пугачевской вольницы, родился у одного вотяка сын и егоназвали Пугачом; такое прозвище за родом этого вотяка сохранилось и доныне.
Русских, живущих среди них, называют паськыт чырты (широкое горло, горлодер), пуны (собака), бадзым кот (большое брюхо) и другими тому подобными эпитетами. И недаром русским ими дано такое прозвище; русский на мирском сходе берет перевес над вотяком только криком, горлодраньем; любит над вотяком подтрунивать и ищет случая оскорбить его. Среди вотяков с полным животом нам ни одного еще не встречалось видеть, тогда как между русских таковых встречается немало. [...]
Они, вотяки, живя среди русских, быстро русеют, усваивают обычаи русских; также и русские, что находят у вотяков выгодным, заслуживающим подражания, перенимают с охотой; например, они научились от них пить кумышку, которая, в сравнении с водкой, приходится в пять раз дешевле.
Влияние русских на вотяков особенно заметно в Завьяловской волости, где в одежде преобладает синий цвет, любимый русскими; есть случаи женитьбы на русских и, наоборот, русских на вотячках. [...]
О происхождении племен или отдельных родов предания между завьяловскими вотяками весьма скудны, и на вопрос: откуда пришли их предки в Завьяловскую сторону, отвечают, что у них первоначально появились Кайван с Ондрой-батыром, а за ними - Завьял, и к этому прибавляют, что с открытием Ижевского оружейного завода их приписали к этому заводу, хотя им этого очень не хотелось. [...]
Знают еще вотяки, что когда-то в Завьялове был Пугач (Пугачев). Если спросишь их, что сделал им Пугач, они отвечают, что Пугач их не обижал, только духовных и чиновников сильно ненавидел. Место, где он повесил священника, еще знают некоторые старики, и мимо этого столба долго боялись проходить. [...]
В старину жители Завьяловской волости и соседних мест, образуя среди лесов острова-поселения, каждый год под пашни расчищали новые места, и места те, называемые новинами, давали обильный урожай, а об удобрении старой истощенной земли не думали. С умножением же народонаселения всякий старался как можно больше расчищать новые места, и лес для этой цели истреблялся беспощадно при помощи огня и топора, и это истреблениегод от года принимало большие размеры, а о сбережении лесов для будущего поколения никто и не думал. Прошли годы, и лесов становилось все меньше и меньше, а с умножением народонаселения и уменьшением лесов не стало и новых мест; старая земля не получает удобрения, новые места истощаются, поля орошаются плохо, ручейки и речки, лишенные тени, иссякают». (С. 32 - 35.)
 
След. >